Анализ 4 действия пьесы М. Горького «На дне» — Сочинение по произведению М. Горького «На дне»

Человек! Это великолепно! М. Горький Драма «На дне» возникла как результат широких жизненных наблюдений и философских исканий писателя. Первые три акта пьесы – борьба Луки за души брошенных на «дно». Лука увлекает людей иллюзией будущей радости, миражом достижимого счастья.

Убийство Костылева в конце третьего акта и последующие события четвертого акта знаменуют собой поворот в развитии пьесы: начинается развязка. Жизнью проверена справедливость теории спасительной лжи. Каторга, голод, бесприютность, пьянство, неизлечимые болезни – все это, приводящее к гнетущей безнадежности, яростной злобе и самоубийству – естественный результат развеявшегося миража. Четвертое действие раскрывает серьезные последствия пережитого, поскольку, по выражению Сатина, «старик проквасил нам сожителей». Босяки задумываются: «Как, чем жить?

». Барон выражает общее состояние, сознавшись, что он раньше «никогда и ничего не понимал», «жил, как во сне», он замечает в раздумье: «… ведь зачем-нибудь я родился…» То же недоумение связывает всех.

Складывается совсем не похожая на предшествующую атмосфера общения. Люди слушают друг друга. Философии утешающей лжи и мелкой унижающей «правды» драматург противопоставляет идею суровой, большой правды. Ее выражает Сатин.

Защищая вначале Луку, отрицая, что тот – сознательный обманщик, шарлатан, Сатин затем переходит в наступление – наступление на ложную философию старика. Сатин говорит: «Он врал… но – это из жалости к вам… Есть ложь утешительная, ложь примиряющая…

Я – знаю ложь! Кто слаб душой… и кто живет чужими соками, — тем ложь нужна… одних она поддерживает, другие — прикрываются ею… А кто – сам себе хозяин…

, кто независимы и не жрет чужого – зачем ему ложь? Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!» Сатин делает вывод: «Все – в человеке, все – для человека! Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга!

» Впервые в ночлежке раздается серьезная речь, ощущается боль из-за погибшей жизни. Приход Бубнова усиливает это впечатление. «Где народ? — восклицает он и предлагает…

петь…всю ночь, отрыдать свою бесславную судьбу». Вот почему Сатин откликается на известие о самоубийстве актера резкими словами: «Эх,…испортил песню…, дурак!» Своеобразной особенностью в развитии действия пьесы является то, что драматизм посредством осторожных намеков позволяет предугадывать дальнейшее течение событий в жизни героев.

Писатель не стремится к эффектным ситуациям. Взаимоотношения обитателей ночлежки при всей своей напряженности неизбежно вытекают из условий жизни «дна», в них нет ничего необычного. В четвертом действии трагический конец Актера уже угадывается еще до того, как Барон оповещает о случившемся на пустыре.

Гибель Актера, обусловленная прежде всего его тоской о минувшей жизни, к которой – он это понимает – нет возврата, была ускорена вспышкой сомнительной надежды. На мысль о том, что Актер погибнет, наталкивают и произносимые им стихотворные цитаты, и предсмертная записка с просьбой помолиться за него. События в жизни многие героев пьесы намечены в произведении. Возьмем, к примеру, Клеща, и проследим его судьбу от первого до четвертого акта.

В первом действии он еще стремится подняться со «дна», куда его бросила безработица: «Вылезу,… кожу сдеру, а вылезу». Во втором действии клещ находится в состоянии растерянности: на похороны жены нет денег, да и вообще «он не знает, чего же ему теперь делать».

В четвертом акте он уже примиряется с неизбежностью: борьба невозможна, будущая участь ясна. В четвертом акте далее развиваются сюжетные линии отношений героев. А некоторые из них завершаются.

Так, например, подходит к логическому концу линия потерявшего работу и опустившегося «на дно» слесаря Клеща. Кульминацией четвертого действия становится монолог Сатина, его страстный призыв «уважать человека». «Не жалеть, не унижать его… жалостью…

» Этот монолог – авторская декларация. Здесь немало собственно горьковских мыслей о жизни. Диалогов в заключительном действии практически нет, все принимают участие в разговоре.

Можно сказать, что это многоголосый диалог. Четвертый акт насыщен афоризмами, некоторые из которых превращаются буквально в лозунги: «Человек – вот правда!», «Кто слаб душой… — тем ложь нужна…

», «Ложь – религия рабов и хозяев…», «Правда – бог свободного человека». Название «На дне» вызывает чувство какой-то недосказанности.

Так и хочется поставить многоточие. «На дне» чего? Только ли жизни? Может, и души?

Да, именно это смысл приобретает первостепенное значение. Подводя итог анализа четвертого действия пьесы М. Горького «На дне», можно сказать, что автор всем развитием событий показал, что ложное утешение и даже сочувствие не изменяют жизни. Финал существования людей, поверивших успокоительную ложь, явно говорит об этом: самоубийство Актера, гибель Пепла, исчезновение Наташи, безнадежность Насти были ответом на рассказы о той «обетованной земле», которая им «уготована».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>