Анализ сцены из первого действия комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума” — Сочинение по произведению А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Именно так начинается седьмое явление первого действия в комедии «;Горе от ума»;. «;Чуть свет уж на ногах! и я у ваших ног»; — Чацкий целует руку Софье, рассказывает, как торопился, сетует на ее холодность. Лиза говорит, что они с Софьей только что его вспоминали. Софья подтверждает это, уверяя, что упреков они не заслужили.

Начинаются детские воспоминания, комплименты, шутки. Чацкий утверждает, что Софья «;расцвела прелестно»;, иронизирует над общими знакомыми. «;Опять увидеть их мне суждено судьбой! Жить с ними надоест, и в ком не сыщем пятен? Когда ж постранствуешь, воротишься домой, и дым Отечества нам сладок и приятен!

«; В мировой литературе не много можно найти произведений, которые, подобно «;Горю от ума»;, в короткий срок снискали бы столь несомненную всенародную славу. При этом современники в полной мере ощущали социально-политическую актуальность комедии, воспринимая ее как злободневное произведение зарождавшейся в России новой литературы, которая ставила своей главной задачей разработку «;собственных богатств»; (то есть материала национальной истории и современной русской жизни) — и собственными, оригинальными, не заемными средствами. Сюжетную основу Торя от ума»; составил драматический конфликт бурного столкновения умного, благородного и свободолюбивого героя с окружающей его косной средой реакционеров.

Этот изображенный Грибоедовым конфликт был жизненно правдив, исторически достоверен. С юных лет, вращаясь в кругу передовых русских людей, вступивших на путь борьбы с миром самодержавия и крепостничества, живя интересами этих людей, разделяя их взгляды и убеждения, Грибоедов имел возможность близко и повседневно наблюдать самое важное, характерное и волнующее явление общественного быта своего времени — борьбу двух мировоззрений, двух идеологий, двух жизненных укладов, двух поколений. В беседе с Софьей Чацкий успевает порассуждать о воспитании в московских домах («;Хлопочут набирать учителей полки, числом поболее, ценою подешевле»;) вспомнить их учителя, который внушал, «;что нам без немцев нет спасенья»;; поиронизировать над обычаем смешивать в разговоре французский и русский («;Господствует смешенье языков французского с нижегородским»;) спросить о Молчалине: «;Еще ли не сломил безмолвия печати?..

А впрочем, он дойдет до степеней известных, ведь нынче любят бессловесных»;. После этого бурного словоизвержения Чацкого Софья тихо замечает: «;Не человек, змея! «; Грибоедов рассказал в своей комедии о том, что произошло в одном московском доме в течение одного дня. Но какая широта в этом рассказе! В ней веет дух времени, дух истории.

Грибоедов как бы раздвинул стены фамусовского дома и показал всю жизнь дворянского общества своей эпохи — с раздиравшими это общество противоречиями, кипением страстей, враждой поколений, борьбой идей. В рамки драматической картины столкновения героя со средой автор вместил громадную общественно-историческую тему перелома, обозначившегося в жизни, тему рубежа двух эпох — «;века нынешнего»; и «;века минувшего»;. Отсюда необыкновенное богатство идейного содержания комедии. В той или иной форме и в той или иной мере Грибоедов коснулся в «;Горе от ума»; множества серьезнейших вопросов общественного быта, морали и культуры, которые имели в декабристскую эпоху самое актуальное, самое злободневное значение.

Это были вопросы о положении русского народа, придавленного гнетом крепостничества, о дальнейших судьбах России, русской государственности и русской культуры, о свободе и независимости человеческой личности, об общественном призвании человека, о его патриотическом и гражданском долге, о новом понимании личной и гражданской чести, о силе человеческого разума и познания, о задачах, путях и средствах просвещения и воспитания. На все эти вопросы откликнулся гений Грибоедова, и отклик этот был исполнен такой горячей гражданственно-патриотической страсти, такого неукротимого негодования на зло и неправду, что комедия не могла не произвести самого глубокого и разительного впечатления как на передовые круги русского общества, так и на лагерь реакционеров. После того как Чацкий на упрек Софьи по поводу его злословия оправдается и объяснится в любви: «;Ум с сердцем не в ладу… Велите ж мне в огонь: пойду как на обед»;, а Софья, в свою очередь, сыронизирует: «;Да, хорошо — сгорите, если ж нет?»;, их разговор будет прерван Фамусовым. В дальнейшем возникает целая галерея человеческих портретов, которые в совокупности составляют истинный, ничем не прикрашенный отвратительный облик крепостнического общества с его паразитизмом и своекорыстием, чванством и лакейством, мракобесием и нравственным растлением.

Итак, все в обществе друг друга ненавидят. Когда читаешь эту комедию, кажется, что все происходит не в интеллигентном обществе, а в чеховской «Палате № 6». Люди словно бредят. Они живут на этом свете только лишь для интриг, которые со стороны выглядят безумием, Чацкий — умен, но он не любит людей, его окружающих, как, впрочем, окружающие не любят его. В итоге наступает борьба противоположностей, безумное общество со знаком «минус», борется с Чацким, которого, разумеется, следует отметить знаком «плюс». Тот в свою очередь ведет борьбу с тупостью, неграмотностью, косностью и непорядочностью своих же соплеменников.

Безумным вы меня прославили всем хором. Вы правы: из огня тот выйдет невредим, Кто с вами день пробыть успеет, Подышит воздухом одним, И в нем рассудок уцелеет. Вон из Москвы! сюда я больше не ездок. Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету, Где оскорбленному есть чувству уголок!..

Карету мне, карету! Этим монологом заканчивает А. С. Грибоедов свое произведение. И мы понимаем, что «безумному» Чацкому не уда — лось ничего изменить в «умных» людях. Последняя реплика Фамусова подтверждает это: «Ах! Боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексеева!» Судьей является сам автор — он встает на сторону Чацкого и объявляет его умным, а всех остальных глупыми.

Тут я полностью согласен с позицией А. С. Грибоедова. Но есть одно «но». Да, Чацкий вернулся из-за границы. Да, он много видел, знает, какова его цель в жизни.

Но умный человек никогда не вступит в спор с глупым, тем более с глупым обществом. Зачем А. С. Грибоедову надо было показывать Чацкого еще и с «безумной» стороны? А просто А. С. Грибоедов наказал Чацкого за его ум, назвав «сошедшим с ума». Может, А. С. Грибоедов хотел описать Россию того времени? А может, задумал показать, что все в этом мире безумно и среди сонмища безумцев трудно находиться одному-единственному умному человеку.

Стоит только кому-то начать возвышаться над всеми благодаря своей образованности, как «взбаламученное море» безумцев захлестнет огромной волной не имеющего поддержки умника. Того же Чацкого. Да, мне кажется, что дело именно так и обстоит. Чацкий невольно показал, что он умнее таких людей, как Фамусов, и тот сразу же объявил всему обществу, дескать, это самый низкий человек в мире.

Так кого же считать умным, если умный среди безумных выглядит еще безумнее? Только безумный может начать противостояние людям, живущим в свое удовольствие, ведь их всегда все устраивает, и они не хотят никаких перемен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>