Антитеза как композиционная основа романа «Обломов» — Сочинение по произведению И. А. Гончарова «Обломов»

Роман И. А. Гончарова “Обломов” организован с помощью. приема антитезы. На протяжении всего романа идет противопоставление героя — герою, события — событию, понятия — понятию и т. д. Однако что дает нам, читателям, использование этого приема? Сложнее, легче ли становится познавать мир героя? Является ли прием антитезы путеводной звездой или, наоборот, препятствием на пути к пониманию идейного стержня произведения?

Одним словом, какова цель его использования? Во-первых, в противопоставлении (как и в сравнении) легче выявляются особенные черты характера, которые часто бывают индивидуальными и поэтому представляют определенную ценность. Например, черты характера главного героя романа в сопоставлении с чертами характера Штольца: “Голубиная нежность”, внутренняя чистота… Также антитеза дает возможность увидеть два несопоставимых полюса, два контрастно выраженных понятия. Причем не только увидеть, но и принять прелесть каждого из них. (Таковы два сталкивающихся состояния Обломова: бурная временная деятельность и бездеятельность, лень, апатия.

) В-третьих, антитеза помогает проникнуть во внутренний мир героя, показывая контрастность, присутствующую не только во внешнем, но и в духовном мире. (Мечты Обломова и реальность, в которую он так и не сможет их воплотить.) Если вдаваться в подробности, то этот ряд можно продолжать до бесконечности, ведь в противопоставлении находится почти каждая вещь, каждая деталь. (Ветка сирени как символичная путевка в светлое будущее и халат как трясина лени и апатии, которая постоянно засасывает Илью Ильича.

) Однако и без тщательного анализа текста романа можно выявить огромное количество более крупных, даже и наикрупнейших противопоставлений. • Самое начало произведения построено на столкновении суетного, фальшивого мира Петербурга и огромного нетронутого внутреннего мира Обломова. Волков, Судьбинский, Алексеев, Пенкин, Тарантьев — все эти дешевые господа — яркие представители этого неестественного общества.

Их традиционное посещение просто чуждо пониманию главного героя. “Не подходите, не подходите! Вы с холода!

” — пытается оградить себя от грустного лицемерия Обломов. Ему противно насильственное погружение в эту грязь, которую приносят с собой в виде новостей и приглашений его “приятели”. Эта контрастность будет видна и на протяжении всего романа. (Обломову неприятны светские собрания и пустая деятельность в Петербурге.

) На приеме антитезы также выстроена и система образов романа. Обломов — Штольц, Ольга — Агафья Матвеевна и др. Даже портретная характеристика главных героев указывается в противопоставлении. “…Человек лет тридцати двух-трех от роду, среднего роста, приятной наружности, с темно-серыми глазами, но с отсутствием всякой определенной идеи, всякой сосредоточенности в чертах лица.

Мысль гуляла вольной птицей по лицу, порхала в глазах… пряталась в складках лба, потом совсем пропадала, и тогда во всем лице теплился ровный свет беспечности. С лица бесконечно переходила в позы всего тела, даже в складки шлафрока”.

И совершенно другой Штольц: “он беспрестанно в движении… он весь составлен из костей, мускулов и нервов, как кровная английская лошадь. Он худощав, щек у него почти вовсе нет, то есть кость для мускул, но нет признака жирной округлости…

Движений лишних у него не было…” Два разных характера, два разных человека; причем настолько несопоставимые, что трудно поверить, что между ними есть что-то общее. И тем не менее это так. Это “общее” возникло из-за доверчивости, открытости, в какой-то степени наивности Обломова. Обломов не только апатичный, ленивый, бездеятельный; у него доброе сердце, его “голубиная нежность” и внутренняя чистота способны привлекать к себе окружающих.

Он открыт миру… Но только какая-то невидимая пленка ме- шает ему слиться с миром, встать рядом со Штольцем, жить полной движения жизнью. В противопоставлении также оказываются и два ключевых женских образа: Ольга Ильинична и Агафья Матвеевна. Эти две женщины символизируют собой два жизненных пути, которые предоставляются Обломову в качестве выбора.

Ольга — сильная, целеустремленная, гордая натура и одомашненная, хозяйственная, добрая, простая Агафья Матвеевна. Обломов выбирает второй путь. Казалось бы, что ему стоило сделать один шаг навстречу Ольге и погрузиться в ту мечту, которая так ясно была изображена во “Сне”… Но общение с Ольгой — это своего рода последнее проявление личности Обломова, как бы последний взлет, последнее погружение в негу чистоты и счастья, а за всем этим — только лишь падение и бесперспективное существование… (Как мы видим, в этом фрагменте текста также использованы антитезы.

) Мягкая натура Обломова не способна слиться с фальшивым, жестоким внешним миром. Для него это слишком тяжело… Вот почему Обломов выбывает из игры вечного поиска счастья проигравшим. Он решает погрузиться в апатию в загородном домике Агафьи Матвеевны, где он и находит свой “покой”. Конечно, совершенно чуждое всем окружающим восприятие мира Обломовым сталкивается прежде всего с восприятием мира Штольцем.

Штольцу настолько непонятно и неприятно теперешнее положение Обломова, что он восклицает: “Погиб… навсегда погиб! ” — а чуть позже в карете он разочарованно скажет Ольге, что в доме Обломова царит “обломовщина…”. Это понятие становится одновременно ключевым и роковым для главного героя.

Он то полностью сливается с ним, погружается в него, то совершенно отделяется, не чувствуя никакой связи с этим выражением. Обломов не равен самому себе, он способен быть разным и относится ко всему по-разному. Нельзя, конечно, сказать, что это состояние Обломова построено на приеме антитезы, но тем не менее своеобразную параллель провести можно.

Правда, чем ближе финал произведения, тем _сильнее выражается это равенство. И в конце концов Илья Ильич становится рабом, но не себе, а нулю. Действительно, вся его жизнь, которая состояла из нравственных взлетов и падений, кризисов, в итоге превращается в ничто… Трагичный финал романа противопоставлен вечному оптимистическому, целеустремленному настрою Штольца. “Теперь или никогда!

” — многообещающий и открывающий дальние горизонты девиз Штольца, и “жизнь — ничто, нуль” — разрушающее все замыслы, мечты и надежды финальное состояние главного героя… Конечно, это заключительное, итоговое противопоставление еще раз доказывает, что антитеза является главным литературным приемом, использованным в рома не, но главное — не это. Задумываешься прежде всего над тем, что все-таки та трясина апатии взяла верх над главным героем, поглотила его живое, чистое начало, изуродовав личность, сделав ее творцом такого дикого явления, как “обломовщина”…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>