Основные мотивы лирики Лермонтова — сочинение по творчеству М. Ю. Лермонтова

Лермонтов к меня — это прежде всего, еще с детских полет, «Белеет парус одинокий». Может, потому что сии строки впервые прозвучали на морском берегу, ровно звуковым фоном к маленькой белой капельке, мелькавшей держи синем горизонте, загадочной и волшебной в утреннем тумане? А может, по причине тому, что в первые мои школьные годы накатилась, что вторая волна, катаевская повесть с тем же названием, пронизанная тем а самым неповторимым свободолюбивым духом? Кажется, эти строки я знала по памяти всегда.

А значит, знала о Лермонтове, что …Симпатия, мятежный, просит бури, Как будто в бурях подчищать покой. Это уже после, в школе, я познакомилась с короткой, так яркой жизнью поэта. Это потом пришло в голову, зачем поэт и его герои похожи. Доказательства пришли вслед за тем. А сначала — только знание, аксиома, огонек вечного пламени.

Его отблески — вспышки — почти не в каждой строке: Мне нужно действовать. Я каждый погода Бессмертным сделать бы желал, как тень Великого героя. И войти в суть дела Я не могу, что значит отдыхать.

Везде кипит и зреет чего-нибудь В моем уме. С первых шагов, от юношеского образ мыслей «Мне нужно действовать » — к зрелой, заветной мечте, к поэме «Мцыри». С первых строк-описаний природы подобно как бы оживают перед читателем кавказские пейзажи Лермонтова: Я видел горные хребты, Причудливые, т. е. мечты, Когда в час утренней зари Курилися, ни дать ни взять алтари, Их выси в небе голубом, И облачко вслед за облачком, Покинув тайный свой ночлег, К востоку направляло кросс — Как будто белый караван Заветных птиц изо дальних стран! Вот оно — место вечной прелести и покоя!

Мцыри живет среди заботы монахов, знает духовную высоту молитвы. Казалось бы, леший) искать чего-то другого, неизвестного? Но звучат горлобесие исповеди — его беседа с духовным отцом настоящее дарование в широком понимании слова: Я знал одной лишь думы право (полное), Одну — но пламенную страсть: Она, как скребень, во мне жила, Изгрызла душу и сожгла.

Симпатия мечты мои звала От келий душных и молитв В оный чудный мир тревог и битв, Где в тучах прячутся скалы, Идеже люди вольны, как орлы. Юноша, не знавший дело (другое жизни, бежит не ради обычных поисков лучшего, интересного: «Узнать, прекрасна ли земля». Его душу тревожат остальные, более сложные, более серьезные вопросы: Узнать, для того воли иль тюрьмы На этот свет родимся я. Поражает смелость Мцыри, словно проявляется то, ровно было заложено в нем с рождения. Наедине с бушующей грозой, в одиночестве в горах, умереть и не встать тьме ночью, он радуется встрече со стихией: О, я во вкусе брат Обняться с бурей был бы рад! Глазами тучи я следил. Рукою молнии ловил…

За «дружбы краткой, но живой, меж бурным сердцем и грозой», немного погодя того, как он ощутил силу стихий, а себя — в какой-то степени природы, ничто не может остановить юношу сверху пути на родину. Встретив могучего барса, невооружённый перед лицом свирепого хищника, Мцыри доказывает — и прежде всего всего, самому себе, Что быть бы был способным в краю отцов Не из последних удальцов. Казалось бы, никакие подводные камни не помешают ему. Есть только одно —единственное, заложенное в нем самом: появившийся и воспитанный вне родины, не по ее законам и традициям, Мцыри понимает, что такое? всегда останется чужим. И он перестает бороться, вследствие этого что как же бороться с самим собой?

Исчезает задача в жизни, остается лишь недовольство судьбой, обреченность и одиночество. О томище же и другие лермонтовские строки: На севере диком овчинка выделки стоит одиноко На голой вершине сосна… …Чай Он стоит, задумался глубоко И тихонько плачет спирт в пустыне… …Дубовый листок оторвался от ветки родимой…

Почто дальше — глухой угол, конец? Или рациональное вотум — вернуться в уютный мирок и покой монастыря? Знаете, после что я уважаю героев Лермонтова и особенно Мцыри? Они далеко не соглашаются с поражением.

Они, даже умирая, продолжают причинять сопротивление — сколько есть сил. Утратив последнюю надежду, Мцыри никак не возвращается в монастырь, к единственным людям, знавшим его и заботившимся о нем. «Там я найден и поднят был» — единым) (духом два страдательных причастия. Ни капли воли, собственного сознания невыгодный слышно в этих словах. Так можно сказать о безгласном теле. А дух его, пылкий, свободолюбивый, навсегда будет ютиться в милом сердцу краю, где ценят мужество и покорность, где возвышаются над бурями и грозами горы, идеже люди в испытаниях выше и крепче бурь и гроз и готовы померятся с ними силами.

Сии мотивы — свободолюбие, верность родине, мужество, умение и в одиночестве оказаться при пиковом интересе человеком — я считая главными в лермонтовской поэзии. Именно они тронули мое злоба. Именно за них я люблю стихи Лермонтова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>