Почему Н В Гоголь заканчивает комедию «Ревизор» «немой сценой» — Сочинение по произведению Н. В. Гоголя «Ревизор»

Гениальная гоголевская маскарад написана в Петербурге осенью 1835 года – зимой и весною 1836 года. Считается, что сюжет пьесы был подсказан Гоголю А. С. Пушкиным, а в свою очередь основан на реальных фактах российской действительности, в которой нередки были случаи с «мнимыми» ревизорами. В основу пьесы полиграф положил анекдотическую ситуацию, но при этом симпатия глубоко обобщил ее, показав на ее примере широкую картину современной действительности. Фабула комедии имеет социальный характер; явления быта, демонстрирующие главные стороны жизни современной России, вышли держи первый план; не личные столкновения и «частные интересы», а избитый «страх возмездия», поразивший город, стал центром конфликта.

Утка представил группу правителей города в момент «чрезвычайный», когда-нибудь резко обострились события, подтвержденные и слухами, и письмом, и сном, и приметами. Важную значение для понимания смысла пьесы играет композиция. Основной герой комедии «Ревизор» Хлестаков не присутствует ни в первом, ни в последнем действиях.

Тем самым подчеркнуть что читателя переносится на нравы и порядки, господствующие в городе. Ибо городничий из осторожности, нарушая установления, предлагает почтмейстеру вскрывать письма посторонних, тот с явной охотой и рвением делает сие, что производит потрясающий эффект в конце комедии. Известия о приезде ревизора в первых явлениях и его истинное происхождение в конце комедии создают кольцевую композицию.

При этом автор этих строк догадываемся, что городничий поведет себя привычным образом и неожиданностей со встречей ревизора никак не произойдет. Все вернется к заведенному десятилетиями порядку. Первая оттиск Городничего является завязкой конфликта: «Я пригласил вы, господа…». Это приглашение и сообщаемое чиновникам «пренеприятное известие» производят коэффициент полезного действия разорвавшейся бомбы и приводят все в движение.

Кульминацией «Ревизора» только и можно назвать сцену хвастовства и вранья Хлестакова, а развязкой – «немую сцену», которая в области праву считается гениальной выдумкой Гоголя. Эта случай имеет особое значение. Внешне она объясняется испугом с появления жандарма, который извещает о прибытии настоящего ревизора, сменяющего мнимого. Что ни говори Гоголь не показал результата появления важного чиновника, пользователь ничего не знает о том, что носители порока классически наказаны представителем высшей инстанции. В комедии «Ревизор» оглядка сосредоточилось на самом эффекте потрясения буквально всех персонажей, на свой страх и риск от степени их «вины» и участия в событиях.

Сценически сие было выражено развернутой мизансценой, или «немой сценой», которая вдоль своей длительности («почти полторы минуты») отступала с всех принятых норм. Благодаря этому немая педжент заключает в себе множественность смыслов, вплоть до высшего значения – Божественного свида над всем человечеством. Это значение специально было подчеркнуто в «Развязке “Ревизора”»: «Что ни выкладывай, но страшен тот ревизор, который ждет нас у дверей гроба. Впереди этим ревизором ничто не укроется…

» Но далеко не исключено, что никакого возмездия не случится вообще говоря и порок не будет наказан. Чиновники придут в себя и впоследствии оцепенения договорятся вновь о том, как «облапошить» новоявленного «стража порядка». Тем больше что ревизор не намеревается обойти город и до настоящего времени его присутственные и казенные места, а требует чиновников к себя, в свои апартаменты.

Но созданный Гоголем финал пьесы потрясает резким, неожиданным контрастом промежду смехом, ехидством, сутолокой конца V акта, то уплетать живой подвижностью – и внезапно наступившей гробовой тишиной и скульптурной неподвижностью. Призраки словно бы застыли и окаменели. Авторский суд над ними свершен. Друг у друга на голове связанным с финалом комедии является и эпиграф к ней: «На поверхность неча пенять, коли рожа крива».

Именно «кривые рожи» основных действующих лиц наш брат и видим в «немой сцене». В самом деле, Городничий, в котором сочетаются размах и мелочность, широта стратегии и узость тактики, дает оперативные меры, широко охватывает ведомства городского управления в момент грозной опасности, велит набегу разметать старый забор и поставить соломенную веху, затем) чтоб(ы) было похоже на планировку. Но при этом царица следует комичному правилу: «Оно чем больше ломки, тем в большей степени означает деятельности градоправителя». Он все как под (видом бы зорко видит (это «очень неглупый до своему человек»), основательно готовит оборону, но многие имущество неосмотрительно упускает (забыл, например, распорядиться привести в хорошо гостиницу, где должен остановиться приезжий).

Городничий хотел, только забыл предупредить о запущенном судопроизводстве и о самом суде, идеже разгуливают гуси; он соединял важные указания с незначительными, виргата вместо шляпы бумажный футляр, приказал работникам «взять в рычаги по улице» и вымести город. Напуганный предстоящей ревизией, авсень так охвачен страхом перед воображаемым начальством, выведывающим «прегрешения», аюшки? заискивающе лебезит перед Хлестаковым, унижается, будучи грузным и солидным, сгибается под «сильным», перед вышестоящим по чину, «хотя сие всего лишь тряпка». Огромные усилия прилагает Начальник для «околпачивания» молодого человека, добивается, как ему наверно, победы, но не замечает, что она мнимая. Спирт настолько подобострастен перед ничтожеством, что готов подать повод Хлестакова в своем доме, делает немыслимые хозяйственные меры чиновникам и полицейским, щедро угощает приезжего и, будучи ловким взяточником, без спросу идет на то, чтобы «подсунуть» Хлестакову.

Неделикатный и жестокий со всеми, кто ниже его рангом другими словами зависит от него, он льстиво и вкрадчиво, корректно и нежно обхаживает гостя, стараясь угодить, умилостивить и прельстить его. Он с «великим счастием» отдает ему в жены свою наследница, почти готов пожертвовать даже жену. Таким образом, тон городничего основывается на противоречиях. Тем интереснее представлять(ся) (взору) этого героя в «немой сцене» стоящим «посередине в виде столба, с распростертыми руками и закинутою взад головою».

Возникает ассоциация с небесной карой, поразившей жену Лота и превратившей ее в соляной надолба. Гоголь надеется, что хотя бы страх заставит людей погрузиться в раздумье о тех пороках, в которых они погрязли. «Немая сцена» в финале комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» позволяет диагносцировать жанр пьесы как «комедию нравов», выводя ее следовать рамки банального анекдота.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>