Приемы комического в повести «Собачье сердце»

Знаменитая повесть «Собачье сердце», написанная в 1926 году, — яркий образец булгаковской сатиры Она развивает гоголевские традиции, органически соединив в себе два начала-фантастическое и реалистическое. Эта характерная черта сатиры писателя находит воплощение и в таких его произведениях, как «Дьяволиада» и «Роковые яйца». Все три сатирические повести содержат предостережение писателя, обращенное к современникам, которое не было ими услышано. Сегодня нас не может не поражать удивительная прозорливость Булгакова, который сумел почувствовать опасность научных открытий, вырвавшихся из-под контроля, призвать людей к максимальной осторожности в обращении с неизведанными силами природы. В центре повести «Собачье сердце» — эксперимент профессора Преображенского, превративший милого, славного пса Шарика в низкорослого мужчину несимпатичной наружности.

В этом появившемся в результате научного опыта существе задатки вечно голодного и унижаемого пса соединились с качествами его человеческого донора — алкоголика и уголовника Клима Чугункина. Такая наследственность весьма затрудняет процесс воспитания Шарикова. С одной стороны, профессор Преображенский и его ассистент доктор Борменталь безуспешно пытаются привить ему правила хорошего тона, развить и образовать его. Но из всей системы культурных мероприятий Шарикову по душе только цирк, ибо театр он называет контрреволюцией, а к книгам не испытывает ни малейшего интереса. Безусловно, в процесс воспитания Шарикова вмешивается сама жизнь. Прежде всего в лице председателя домкома Швон-дера, который стремится как можно скорее превратить вчерашнего Шарика в сознательного строителя социализма, пичкая его пролетарскими лозунгами и книгами типа переписки Энгельса с Каутским.

Многие высказывания Полифафа Полифафыча явно заимствованы у его благодетеля Швондера, который сознательно науськивает своего питомца против ненавистного профессора. Председатель домкома никак не может забыть своего позорного поражения в квартире Преображенского, смириться с тем, что профессор по-прежнему занимает семь комнат и не подлежит никакому уплотнению, ибо от его таланта хирурга зависит жизнь влиятельных начальников. Значит, Швондер видит в Шарикове своего рода орудие мести. Полифаф Полифафыч не только быстро запоминает социалистические лозунги, но и неплохо манипулирует ими в разговоре со своими противниками-интеллигентами.

В речи Шарикова все чаще мелькают слова и фразы нового революционного лексикона. Например, себя он называет «трудовым элементом», а Швондера — «защитником революционного интереса». В ответ на требование Преображенского и Борменталя вести себя за столом культурно Шариков с иронией отвечает, что так люди мучили себя при царском режиме. Умственная ограниченность, моральное убожество, паразитизм — черты, изначально присущие Шарикову, — получили дальнейшее развитие и логическое завершение благодаря известному революционному лозунгу «Кто был ничем, тот станет всем» Эту мысль Швондер старательно внушает своему питомцу, делая его еще более самоуверенным и наглым.

Ориентируясь на низменные качества Шарикова, учитель воспитывает из него по-настоящему агрессивное и жестокое существо. Уверенный в своей непогрешимости и безнаказанности, ибо его защищает родная пролетарская власть, Полиграф Полиграфыч уже откровенно угрожает Преображенскому и Борменталю, ставит им свои условия. Более того, Шариков теперь внимательно вслушивается в то, о чем говорят его враги, чтобы написать на них донос, в котором он обвиняет профессора в том, что он угрожает убить председателя домкома и произносит контрреволюционные речи.

Даже тот факт, что разъяренный профессор велел сжечь в печке «Переписку Энгельса с Каутским», нашел отражение в пасквиле Шарикова. Донос Полиграфа Полиграфыча написан в лучших традициях этого распространенного в 30-е годы «литературного жанра». Здесь и доказательство антисоветских взглядов Преображенского, который поднял руку на самого Энгельса, и привычные ярлыки: «социал-прислужница», «явный меньшевик». Гениальный писатель еще в 1926 году предвидел будущую трагедию России, когда убогие, наглые и агрессивные шарико-вы, расплодившись, станут душить все им непонятное и враждебное, то есть гуманное, честное, благородное.

Вчерашний Шарик показан в повести Булгакова как лицо, «социально близкое» новой власти. Недаром он так легко и просто находит место в революционной стране, не обладая ни умом, ни талантом. Но у него есть главное — расположение к нему совслужа-щего Швондера, который и устраивает Полиграфа Полиграфыча на должность заведующего подотделом очистки города Москвы от бродячих животных. Да, он действительно нашел себе дело по душе.

Его заветная мечта — душить и душить котов — сбылась и приобрела огромный размах. Автор показывает, как после назначения на начальническую должность изменяются и внешний вид Шарикова, и его манеры. Теперь он звонит в дверь не боязливо, а уверенно, входит с необычайным достоинством. Даже в его одежде появились новые говорящие детали' «кожаная куртка с чужого плеча, кожаные же потертые штаны и английские высокие сапожки со шнуровкой до колен».

Как известно, революционные командиры предпочитали именно кожаную одежду Человек с собачьим сердцем быстро усваивает выгоду начальнической должности, угрозами принудив свою секретаршу к сожительству и взяв у нее кольцо «на память». Он беззастенчиво врет ей, что шрам на лбу получил на колчаковских фронтах. Показывая, как происходит эволюция Шарикова, как он постепенно становится все наглее и агрессивнее, Булгаков за ставляет читателя, весело смеющегося над комическими ситуациями и остроумными репликами, ощутить страшную опасность шариковщины, этого нового социального явления, которое начало зарождаться в 20-е годы XX века.

Революционная власть поощря'ет стукачество, доносительство, высвобождая самые низменные инстинкты некультурных и необразованных людей. Она дает им ощущение власти над людьми умными, культурными, интеллигентными. Шариковы, дорвавшиеся до власти, представляют страшную угрозу обществу. Булгаков касается в своей повести и причины их появления.

Если Шариков возник в результате научного опыта профессора Преображенского, то подобные люди с собачьим сердцем могут появиться в результате того рискованного эксперимента, который именовался в нашей стране строительством социализма, эксперимента огромного по масштабам и очень опасного. Попытка создать новое справедливое общество, воспитать свободного и сознательного человека революционными, то есть насильственными методами, по мнению писателя, была изначально обречена на неудачу. Ведь стремление «до основания» разрушить старый мир с его вечными общечеловеческими нравственными ценностями и построить жизнь на принципиально новой основе — это значит насильственно вмешаться в естественный ход событий. Последствия этого вмешательства будут плачевными. Это понимает Филипп Филиппович, когда горестно размышляет о том, почему его блестящий научный эксперимент породил настоящего монстра, который стал представлять смертельную опасность для всех окружающих.

Это произошло потому, что исследователь нарушил законы природы, а этого делать ни в коем случае нельзя. Повесть Булгакова «Собачье сердце» и в наши дни сохраняет свою актуальность, ибо открытия и пророчества великого писателя помогают нам разобраться в хаосе и неразберихе сегодняшней жизни, не допустить прежних ошибок, чтобы шари-ковы не стали страшным знамением времени. Одним из главных героев, выразителем авторских мыслей в повести становится профессор Преображенский. Это крупный ученый-физиолог.

Он предстает как воплощение образованности и высокой культуры. По убеждениям это сторонник старых дореволюционных порядков. Все его симпатии на стороне бывших домовладельцев, заводчиков, фабрикантов, при которых, как он говорит, был порядок и ему жилось удобно и хорошо. Булгаков не анализирует политические взгляды Преображенского.

Но ученый высказывает очень определенные мысли о разрухе, о неспособности пролетариев справиться с ней. По его мнению, прежде всего нужно людей научить элементарной культуре в быту и на производстве, только тогда наладится дело, исчезнет разруха, будет порядок. Люди станут другими. Но и эта философия Преображенского терпит крушение. Он не может воспитать в Шарикове разумного человека: «Я измучился за эти две недели больше, чем за последние четырнадцать лет…» В чем же причина неудачи Преображенского и доктора Борменталя? А дело не только в генной инженерии.

Преображенский уверен, что чисто звериные инстинкты, сказывающиеся в поведении бывшего пса Шарикова, можно изжить: «Коты — это временно… Это вопрос дисциплины и двух-трех недель. Уверяю вас. Еще какой-нибудь месяц, и он перестанет на них кидаться». Вопрос не в физиологии, а в том, что Шариков — тип определенной среды. Пес становится человеком, но его поступки определяют гены, полученные от пьяницы и хама Клима Чугункина: «…

у него уже не собачье, а именно человеческое сердце. И самое паршивое из всех, которые существуют в природе!» Контраст между интеллектуальным началом, воплощенным в интеллигентных людях, физиологах Преображенском и Борментале, и темными инстинктами «гомункула» Шарикова (с низким, скошенным лбом) настолько разителен, что создает не только комический, гротескный эффект, но и окрашивает в трагические тона.

Немаловажную роль играет здесь и Швондер. Он старается повлиять, воспитать Шарикова. Этот не то пес, не то человек в беседе с Преображенским буквально повторяет слова и фразы Швондера не только о правах, но и о своем превосходстве над буржуями: «Мы в университетах не обучались, в квартирах из 15 комнат с ваннами не жили…» Естественно, что попытка воспитать нового человека во вчерашнем Шарикове — сатирический выпад писателя против Швондеров.

Стоит отметить, что сатира и юмор Булгакова в этой повести достигают высшей степени мастерства. Достаточно вспомнить блестяще написанную сцену с омоложенным старичком, хвастающим своими любовными похождениями, или же сцену со «страстной дамочкой» не первой молодости, которая, чтобы удержать любовника, готова на все. Эти сцены рисуются через восприятие пса. «Ну вас к черту», — мутно подумал он, положив голову на лапы и задремав от стыда». Комичен и образ Швондера, решившего воспитать Шарикова в «марксистском духе»: сам процесс очеловечивания Шарикова рисуется в резких сатирических и юмористических тонах.

Сюжетно он построен по контрасту — умный и ласковый пес становится грубым, невоспитанным хамом, в котором все отчетливее проявляются унаследованные свойства Клима Чугункина. Вульгарная речь этого персонажа слита с его поступками. Они становятся постепенно все более возмутительными и нетерпимыми. То он пугает даму на лестнице, то он как сумасшедший кидается за уносящимися прочь кошками, то пропадает по кабакам и трактирам.

Как итог — юмористическая сцена с уголовной милицией, пришедшей в эпилоге повести по доносу Швондера разыскивать Шарикова; много объясняет профессор. Он предъявляет пса как доказательство своей невиновности и поясняет: «То есть он говорил… Это еще не значит быть человеком…» Новаторство же повести «Собачье сердце» не только в сатирическом и юмористическом мастерстве Булгакова, но и в сложной философской концепции этого произведения.

По мнению автора «Собачьего сердца», человечество оказывается бессильным в борьбе с темными инстинктами, просыпающимися в людях. Трагедия заключалась в том, что в жизни Шариковы быстро расплодились. И уж они, говоря словами Полиграфа Полиграфыча, «душили-душили»… Таким образом, мы понимаем, что Булгаков в повести «Собачье сердце» с огромной впечатляющей силой, в своей излюбленной манере гротеска и юмора поставил вопрос о власти темных инстинктов в жизни человека.

Его сатира в адрес Шариковых, Швондеров, Климов Чугункиных достигала высшей степени мастерства и выразительности. Симпатии Булгакова на стороне Преображенского. Но веры в то, что темные инстинкты в жизни людей можно изжить то ли с помощью науки, то ли с помощью всеобщего усилия коллектива, — веры этой у писателя нет. Можно сказать, что повесть окрашена в пессимистические тона.

В широкий и многообразный поток литературы двадцатых годов Булгаков ворвался стремительно и занял в нем видное место. Он создал ряд классических произведений во многих жанрах. Михаил Афанасьевич стал одним из основоположников новой сатиры. Он защищал общечеловеческие идеалы, клеймил пороки, которые, к сожалению, не изжиты до сих пор…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>