Сцена в Александровской гимназии (Анализ эпизода из романа М. А. Булгакова «Белая гвардия», глава 7, часть первая)

Роман «Белая гвардия» — роман тревожный, неспокойный, рассказывающий о суровом и страшном времени Гражданской войны. Действие романа происходит в любимом писателем городе — Киеве, который он называет просто Город. Седьмая глава тоже очень тревожная, неспокойная, потому что в ней автор описывает очень важные для жителей Города и для героев романа события. Глава начинается описанием пейзажа. Несколько раз Булгаков использует слово «страшный», нагнетая беспокойство и готовя читателя к трагическим происшествиям: «Глубокой ночью угольная тьма залегла на террасах лучшего места в мире — Владимирской горки.

Кирпичные дорожки и аллеи скрыты под нескончаемым пухлым пластом нетронутого снега… Деревья во тьме, странные, как люстры в кисее, стоят в шапках снега, и сугробы кругом по самое горло. Жуть».

В это время на Горке ходят только бандиты, пытающиеся проскочить мимо патруля. А во дворце гетмана неприличная суета, потому что гетман собирается бежать из Города, переодевшись в форму майора. Основные события, ярко характеризующие все происходящее, разворачиваются в здании Александровской гимназии, где учились Алексей Турбин «и Николка. Еще сохранился портрет императора Александра, но все остальное изменилось: юнкера готовятся к бою, готовятся защищать своего гетмана, которому они присягали.

Весь командующий состав полон ожидания и тревоги, «но всякий, кто увидал бы полковника и штабс-капитана в эту знаменитую ночь, мог бы сразу и уверенно сказать, в чем разница: у Студзинского в глазах — тревога предчувствия, а у Малышева в глазах тревога определенная, когда все уже совершенно ясно, понятно и погано». Полковник Малышев уже знает, что гетман ночью сбежал, что Город защищать не будут, просто отдадут Петлюре на растерзание, что юнкера, собравшиеся в гимназии, обречены на смерть. Поэтому он принимает решение, хотя и противоречащее его воинской выучке и присяге, но единственно правильное с точки зрения человечности и нравственности. Выступая перед дивизионом, он говорит: «За ночь в нашем положении, в положении армии и, я бы сказал, в государственном положении на Украине произошли резкие и внезапные изменения. Поэтому я объявляю вам, что дивизион распущен».

Он предлагает всем, кроме караульных, разойтись по домам. Это решение дается полковнику Малышеву непросто, Булгаков показывает нам, что у полковника его серебряная шашка уже не сияла огнями, как накануне, а кобура револьвера была расстегнута — только это выдает его внутреннее состояние, и мы понимаем, что в эту минуту для него рушится весь прежний мир. Юнкера ничего не понимают, не понимает смысла происходящего и капитан Студзинский. В толпе проносится слово «измена», крики: «Арестовать его!» Студзинский и один из прапорщиков пытаются арестовать полковника, но другие офицеры, среди которых были Мышлаевский и Карась, помешали им сделать это. Они уже начали догадываться, что происходит, так как видели накануне, как неорганизованно устроена оборона Города. Один Малышев сохраняет спокойствие в этой ситуации, он чувствует свою правоту: «Тише!

- прокричал чрезвычайно уверенный голос господина полковника. Правда, и ртом он дергал не хуже самого прапорщика, правда, и лицо его пошло красными пятнами, но в глазах у него уверенности было больше, чем у всей офицерской группы». Он призывает их к порядку, говоря о том, что нельзя воевать с такими недисциплинированными юнцами.

Он задает им один вопрос: «Кого желаете защищать?» На этот вопрос отвечает Мышлаевский «с искрами огромного и теплого интереса»: «Защищать гетмана». И тут звучит потрясающая по своей силе отчаяния и боли речь полковника Малышева, из которой всем становится ясно, что их предали: «Гетман сегодня около четырех часов утра, позорно бросив нас всех на произвол судьбы, бежал! Бежал, как последняя каналья и трус! Не позже чем через несколько часов мы будем свидетелями катастрофы, когда обманутые и втянутые в авантюру люди вроде вас будут перебить!

как собаки». Боль полковника прорывается, несмотря на всю его сдержанность, в горьких и полных отчаяния словах. «Слушайте, дети мои! — вдруг сорвавшимся голосом крикнул полковник Малышев, по возрасту годившийся никак не в отцы, а лишь в старшие братья всем стоящим под штыками. — Слушайте!

Я, кадровый офицер, вынесший войну с германцами, чему свидетель штабс-капитан Студаинский, на свою совесть беру и ответственность, все!., все!» Эта эмоциональная речь вызывает слезы не только у молоденьких юнкеров, но и у капитана Студзинского. Мышлаевский пытается сохранить спокойствие в этой ситуации просит разрешения у полковника поджечь здание гимназии, чтобы петлюровцам не досталось оружие, на что получает суровый ответ: «Господин поручик, Петлюре через три часа достанутся сотни живых жизней, и единственно, о чем я жалею, что я ценой своей жизни и даже вашей, еще более дорогой, конечно, их гибели приостановить не могу. О портретах, пушках и винтовках попрошу вас более со мной не говорить».

В конце этой сцены капитан Студзинский просит прощения у полковника Малышева за то, что хотел его арестовать. «Принимаю, — вежливо ответил полковник». Эпизод в гимназии показывает нам трагедию русских офицеров, которые оказались в полном недоумении, как им поступать и что делать. Привыкшие выполнять приказы, они теряются в сложной ситуации. Но лучшие из них, такие как полковник Малышев, поступают не по уставу, а по совести, беря на себя всю ответственность за принятое решение, чтобы сохранить жизни людей, В это страшное время, когда, казалось бы, жизнь человека полностью обесценилась, есть еще люди, способные думать о других, переживать за них, беречь их жизни.

Человечность — вот самое главное, что должен сохранить человек в любом положении, даже во время войны, особенно гражданской войны, в которой нет и не может быть победителей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>