Сюжет сказки М. Салтыкова-Щедрина «Дикий помещик» — Сочинение по произведению М. Е. Салтыкова-Щедрина «Дикий помещик»

Особое место в творчестве Салтыкова-Щедрина занимают сказки с их аллегорическими образами, в которых автор сумел сказать о русском обществе 60—80-х годов XIX века больше, чем историки тех лет. Салтыков-Щедрин пишет эти сказки «для детей изрядного возраста», то есть для взрослого читателя, по уму находящегося в состоянии ребенка, которому надо открыть глаза на жизнь. Сказка по простоте своей формы доступна любому, даже неискушенному читателю, и поэтому особенно опасна для тех, кто в ней высмеивается. Основная проблема сказок Щедрина — взаимоотношения эксплуататоров и эксплуатируемых. Писатель создал сатиру на царскую Россию. Перед читателем проходят образы правителей («Медведь на воеводстве», «Орел-меценат»), эксплуататоров и эксплуатируемых («Дикий помещик», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил»), обывателей («Премудрый пескарь», «Вяленая вобла»).

Сказка «Дикий помещик» направлена против всего общественного строя, основанного на эксплуатации, антинародного по своей сущности. Сохраняя дух и стиль народной сказки, сатирик говорит о реальных событиях современной ему жизни. Произведение начинается как обычная сказка: «В некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик…

» Но тут же появляется элемент современной жизни: «и был тот помещик глупый, читал газету "Весть"«. «Весть» — газета реакционно-крепостническая, так что глупость помещика определяется его мировоззрением. Себя помещик считает истинным представителем Русского государства, опорой его, гордится тем, что он потомственный российский дворянин, князь Урус-Кучум-Кильдибаев. Весь смысл его существования сводится к тому, чтобы понежить свое тело, «мягкое, белое и рассыпчатое».

Он живет за счет своих мужиков но ненавидит их и боится, не выносит «холопьего духу». Он радуется, когда каким-то фантастическим вихрем унесло неизвестно куда всех мужиков, и воздух стал в его владениях чистый-пречистый. Но исчезли мужики, и наступил голод такой, что на базаре ничего купить нельзя.

А сам помещик совсем одичал: «Весь он, с головы до ног, оброс волосами… а ногти у него сделались как железные. Сморкаться уж он давно перестал, ходил же все больше на четвереньках.

Утратил даже способность произносить членораздельные звуки…». Чтобы не умереть с голоду, когда был съеден последний пряник, российский дворянин стал охотиться: заметит зайца — «словно стрела соскочит с дерева, вцепится в свою добычу, разорвет ее ногтями, да так со всеми внутренностями, даже со шкурой, съест». Одичание помещика свидетельствует о том, что без помощи мужика ему не прожить. Ведь недаром, как только «рой мужиков» отловили и водворили на место, «на базаре появились и мука, и мясо, и живность всякая».

Глупость помещика постоянно подчеркивается писателем. Первыми назвали помещика глупым сами крестьяне, трижды называют помещика глупым (прием троекратного повторения) представители других сословий: актер Садовский («Однако, брат, глупый ты помещик! Кто же тебе, глупому, умываться подает?») генералы, которых он вместо «говядин-ки» угостил печатными пряниками и леденцами («Однако, брат, глупый же ты помещик!») и, наконец, капитан-исправник («Глупый же вы, господин помещик!

»). Глупость помещика видна всем, а он предается несбыточным мечтам, что без помощи крестьян добьется процветания хозяйства, размышляет об английских машинах, которые заменят крепостных. Его мечты нелепы, ведь ничего самостоятельно он сделать не может. И только однажды задумался помещик: «Неужто он в самом деле дурак? Неужто та непреклонность, которую он так лелеял в душе своей, в переводе на обыкновенный язык означает только глупость и безумие?

» Если мы сопоставим известные народные сказки о барине и мужике со сказками Салтыкова-Щедрина, например с «Диким помещиком», то увидим, что образ помещика в щедринских сказках очень близок к фольклору, а мужики, напротив, отличаются от сказочных. В народных сказках мужик сметливый, ловкий, находчивый, побеждает глупого барина. А в «Диком помещике» возникает собирательный образ тружеников, кормильцев страны и в то же время терпеливых мучеников-страдальцев. Так, видоизменяя народную сказку, писатель осуждает народное долготерпение, и сказки его звучат как призыв подняться на борьбу, отрешиться от рабского мировоззрения. Сказки Щедрина отличаются истинной народностью.

Поднимая в них самые злободневные вопросы русской действительности, писатель выступает защитником народа и обличителем господствующего класса. В сказках Салтыкова действительно есть некоторые заимствования из народных сказок. Это и волшебные превращения, и свободная форма изложения, и главные герои — представители животного мира. Щедринская сказка, конечно же, совершенно особенная вариация сказочной формы. Писатель впервые наполнил ее острым общественным смыслом, заставил ее раскрывать драмы и комедии человеческой жизни.

Мастер эзопова языка, в сказках, написанных в основном в годы жесточайшей цензуры, Щедрин использует прием иносказания. Под видом животных и птиц им изображаются представители различных классов и социальных групп. Причем автор зло высмеивает не только всесильных господ, но и простых работяг с их рабской психологией.

Салтыков-Щедрин беспощадно критикует терпение и безответность простого русского народа. Хочется остановиться на сказке «Дикий помещик», которая написана весьма саркастично и остро умно. В ней противопоставлены представители различных социальных слоев — народ и дворяне. С едкой иронией автор пишет: «В некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик, жил и на свет глядючи радовался. Всего у него было довольно: и крестьян, и хлеба, и скота, и земли, и садов.

И был тот помещик глупый, читал газету «Весть» и тело имел мягкое, белое и рассыпчатое». Разумеется, помещик этот ничего делать не умел и мечтал только о том, чтобы избавиться от «холопьего духа». Однажды Бог внял его молитвам, и, наконец, мужицкий мир исчез. И остался «российский дворянин князь Урус-Кучум-Кильдибаев» один.

Обращает на себя внимание необычная фамилия. Подобные «многоэтажные» фамилии с тюркским звучанием были принадлежностью древних, высших аристократических родов, но под пером Щедрина она приобретает нелепое и весьма смешное звучание. Остался помещик один. Первоначально он является нам в облике «твердого душой» непоколебимого крепостника, убежденного в природном, естественном превосходстве высших кругов над простыми, обыкновенными людьми, которые раздражают его даже своим присутствием.

Но постепенно он одичал: «…весь он, с головы да ног, оброс волосами, словно древний Исав, а ногти у него сделались как железные… ходил же все больше на четвереньках… Утратил даже способность произносить членораздельные звуки…

Но хвоста еще не приобрел». Намек вполне ясен — трудом крестьян живут баре, и поэтому у них всего много: и хлеба, и мяса, и фруктов. И оказывается, что в глубине якобы благородной личности — даже не дикарь, а примитивное животное. На человека «князь» похож только до тех пор, пока его кормит, умывает и подает чистую одежду, словом, держит в людском образе Сенька — собирательный образ крестьянина. Но без «холопов» страдает не только помещик.

Туго приходится и городу (прекратился подвоз продуктов из имения) и даже государству (некому стало платить налоги). Автор убежден в том, что создатель основных материальных и духовных ценностей — народ, именно он — поилец и кормилец, опора государства. Но в то же время Щедрин искренне сетует на то, что народ слишком уж терпелив, забит и темен. Он намекает, что господствующие силы, стоящие над народом, хотя и жестокие, но не такие уж всесильные, и при желании их можно победить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>