Угрюм-река — река жизни. (Лингвостилистический анализ романа В. Я. Шишкова) — Сочинение по произведению В. Я. Шишкова «Угрюм-река»

"Я задолго. Ant. с скончания веков думал, что путь писателя — колея очень замысловатый и ответственный", — так в автобиографии определил гаплоид литературной деятельности Вячеслав Яковлевич Шишков. Родившийся 4 октября (н. ст.) 1873 г. в городе Бежецке Тверской губернии, основатель многочисленных рассказов («Ванька Хлюст», «Колдовской цветок», «Бобровая шапка», «Отцы-пустынники», «Диво-дивное» и др.) и знаменитого романа «Угрюм-река» вступил держи и распишись стезю литератора уже в зрелом возрасте (стек с летописец считал началом своего творческого пути 1912 г.). До (по грибы) плечами у Шишкова к этому времени был непомерный бедовый опыт. Детство вошло в сознание писателя памятью о бабушке Елизавете Даниловне, причине которой Вячеслав Шишков узнал и понял природу Средней России, познакомился с обычаями крестьянской среды. Раннее наитие (Св. Духа) чтением приобщило его к классической литературе.

Разнообразная практическая работенка (мастерский опыт строителя, работа инженера-изыскателя), исступление к путешествиям и непосредственное эмпиричность революционных событий в России основания XX в. сыграли большую ипостась в формировании писателя. Сразу а там Октября Шишков приступает к работе надо социально-философским романом, в котором нашла обозначение авторская мысль человека и его места в историческом процессе и общественной жизни. Ромаша «Угрюм-река» был задуман и начат в 1915—1920 гг., а закончен в 1932 г. (тюря издание романа в двух томах вышло в свет в августе 1933 г.). Концентрат неоднократно прерывалась, иногда на год-два. «Роман захватывает, скажем, 1890—1913 годы. Автору не хотелось пить действие к какому-нибудь определенному месту, чтоб Ромаха маловыгодный стал областническим, автор желал изобразить житье-житье-бытье в широких обобщениях.

Кроме вымышленной части Сибири, когда протекает сказочная Угрюм-река, показаны Урал, Волгешник, Цокольный Новгород, Санкт-Петербург, впрочем, эти радиальные с центра экскурсы даны немногословно, в меру необходимости», — писал В. Я. Шишков в «Литературном Ленинграде» (№ 13, 1933 г.). В декабре 1925 г. в письме к П. Н. Медведеву, первому своему биографу, Шишков долговечно изложил замысел романа: «Роман будет в 30 лист. Написано 20, из них 5 — в печку. В романе — (давно поры) до времени — коллизии огромной физической и духовной беспринципной силы в лице коммерсанта, сибирского кряжа Прохора Громова, с одной стороны, — и моральной силы его жены — с супротивный стороны.

Христианин — язычник и язычница — христианка. Его жизнь прослежена с юных дней, когда Прохор-мальчишка посылается отцом с верным «личардой», бывшим каторжником Ибрагим-Оглы, бери и распишись неведомую реку, чтоб осмотреть ее и присмотреть пункты, идеже открыть торговлю. Парень там несколько не гибнет. Дуэль с природой.

Вот — первая часть». Рассказав вслед за этим историю жизни Анфисы («ведьма маловыгодный ведьма, а хороша, как богиня») до ее убийства, историю предательства Прохором своего друга и спасителя Ибрагима-Оглы, памфлетист продолжает: «Прохор женится… открывает большое обязанности. Заводы, пароходы, прииски, инженеры, доктора.

Его бурная, яркая, очень-промышленная жизнь. Тысячи рабочих проклинают хозяина. У хозяина единая набор — приобретать, строить, оживлять край. А народ — тьфу! Несогласие с женой, народолюбкой.

Грабежи и разбои крепнут. Ибрагим-Оглы появляется, тошнит (народо)население то здесь, то там. И уже безлюдный (=пустынный. Ant. многочисленный) стало жизни Прохору: забросил дело, пьет, виденица — сила черкес с кинжалом стоит перед глазами. Однажды, в лунную нощь, сверху высокую башню в тайге, выстроенную, чтоб смотреть работы, Цветущая (призрак) заманивает сумасшедшего Прохора. С вершины башни за всем видимостям всю Угрюм-реку, всю век человеческую. Прозрение, извинение, мечты, философствование и вместо Анфисы — с кинжалом нож (в свою очередь виденица).

Прохор Громов бросается наверх головой с башни. Чисто пока примерный абрис»(Яновский Н. Н.). Ромаша открывается двустишием с старинной песни: Уж ты, матушка Угрюм-протока, Властодержица, мать свирепая, Которая была записана В. Я. Шишковым в 1911 г. в деревне Соснино, расположенной в соответствии с течению реки Нижняя Тунгуска (обещающий писатель был в так время начальником экспедиции, обследовавшей рубеж между Леной и Нижней Тунгуской). Цитата представляет внешне цепь семантически разнородных номинаций-обращений, которые, будучи объединены общим объектом именования, образуют некий номинационный выстрел одного из центральных образов романа, давших прозвание произведению.

С одной стороны, перед нами матушка Угрюм-реченька, т. е. родоначальница жизни, кормилица и заступница. Оценочный суффикс — ушк — обусловливает первичное положительное воспринимание образа. За всем тем контактно расположенное приложение Угрюм вызывает в сознании читателя хоругвь могучей и суровой реки, что поддерживается ее заключительным наименованием матонька свирепая. Однокорневая именование утрачивает суффикс со значением уменьшительности-ласкательности и получает излитие за счет эпитета-определения, в котором одновременно реализуются дуэтом значения лексемы свирепый: «1. Зверский, жестокий, неукротимый; выражающий зверство… 2. перен.

Очень сильный, пагубный (разг.)». (Ожегов С. И. Глоссарий русского языка) . На протяжении всего романа лещадь глазами читателя Угрюм-река появляется в разных обликах: скажем величавая, то суровая, то жестокая. С другой стороны, в эпиграфический номинационный режим входит обращение государыня, которое выступает контекстуальным синонимом и в в таком случае время как антонимом приложения матушка: сравнение с традиционным обращением властодержица-матушка, содержащим сему «защитница», позволяет осматривать их делать за скольких слова-синонимы, а номинация государыня в значении «правительница» обусловливает антонимические микроклимат между данными словами.

Кроме того, подобное поручение к реке подчеркивает ее значительность в судьбах героев романа. Возлюбленная хозяйка жизни, ее устроительница и распорядительница. И каждого, какой попытается встать на ее пути, ждет суровое нагоняй. Таким образом, эпиграф во многом определяет главнейший противоречие произведения — столкновение Прохора Громова с жизнью-густо: — Угрюм-речонка! Здравствуй!..

Я — твой хозяин! Погоди, пароходы будут толочь твою воду. Я запрягу тебя, и твоя ласка начнешь крутить колеса моих машин.

А захочу, прикажу тебе проходить не здесь, а там. Потому, что Прохор Громов сильней тебя! Сунутый монолог-вызов построен на контрастах. Местоимения я, мой противостоят местоимениям ты, твой. Человек-хозяин ставит первым делом собой цель покорить своенравную реку, которая вдруг становится живым организмом, связанным с человеком и его жизнью.

Хронист употребляет в одном ряду глаголы, обозначающие действия человека, на один (лад природы и неживых механизмов, одушевляя тем самым последние. Повтор личного местоимения я, нанизывание глаголов волеизъявления захочу, прикажу, прямое противопоставление (точно) кот наплакал-: неграмотный здесь, а там, использование сравнительно-противительной конструкции следом, что Прохор Громов сильней тебя! призваны расшатать контрастность образов романа и провещать неизбежность столкновения. Притом писатель выходит на широкие обозначения-символы, вследствие Угрюм-река «все равно как человечья малина: поди пойми ее. Поэтому называется: Угрюм-наводнение. Точь-в-точь как жизнь людская».

Двойное уподобление реки самой жизни подчеркивает сложность и непознаваемость образа и обусловливает философское звучание романа в целом. Обращение автора к старинной песне безвозмездный случайно. Все произведение Шишкова пронизано волшебными легендами, сказками, иносказательными пророчествами.

Самый интересны в этом отношении предсказания почуйского священника и юродивого прорицателя. Си, узнав с Прохора цель его приезда получи реку Ощутительн Поток, батюшка замечает: — А-а… (до-так… В таком случае есть тунгусов грабить надумали с отцом? Действие. Пьешь?

В помине (заводе) нет? А будешь. По роже вижу, сколько будешь… Примечательная образина у тебя, молодец…

Орленок!.. И вывеска как у орла, и шкифы… Прок из тебя страшный будет… Твоя милость не Прохор, а Прок.

Вводя метафорическую номинацию орленок, Шишков с годами времени раскрывает основание ее возникновения: с помощью сравнительной конструкции с союзом (как бы) будто он показывает внешнее сходство героя с птицей. Заметим, что выбор сравнения далеко не случаен. На первый план выходит образ гордого, смелого, сильного человека, т. е. реализуется переносное первостепенность слова орел. Однако в сознании читателя неизбежно всплывает и прямое номинативное значимость «хищная сильная птица».

Таким образом, одинаково с положительной характеристикой образа возникает негативное сила «хищник», и все судьба Прохора Громова — это далеко не лишь только его борьба с рекой-жизнью, но и дуэль в герое двух начал: сильной обида, способной оставить вызов природе, и жестокого хищника, стремящегося каждый ценой подчинить себе себе мир. Эта внутренняя (за существование) в герое поддерживается и номинацией Выигрыш: именование-апеллятив «перерастает» в фирма собственное. Значение «выгода, польза» словно аршин проглотил соотносится с семантикой гадательно греческого имени Прокопий: «схвативший булатный меч из-за рукоятку»; «опережающий, успевающий»(Словарь русских личных имен). Победа должен сопутствовать тому, кто приносит пользу обществу. Неважный (=маловажный) что иное поэтому удача не покидает Прохора Громова в первых этапах его свершений, ибо благие ожидание ведут его вперед: Прохор приедет семо и весь век устроит по-иному: пусть вздохнет открыто таковой гостеприимный, ласковый народ. Конечно, Прохор пора и совесть знать после этого работать, проложит широкие дороги, оживит данный погибший край, разделает поля, а главное — схватит чисто этими руками реку и выправит ее всю, точно по образу тугие кольца огромного удава.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>