Загадка Любви и Красоты в рассказе И. Бунина «Легкое дыхание»

Желая надеть маску «легкое дыхание», И. Бунин, казалось бы, должен был иметь на примете самое лирическое, самое безмятежное, самое прозрачное, ровно можно найти в житейских событиях, происшествиях и характерах. Поэтому он не рассказал нам о прозрачной, как эфир, какой-нибудь первой любви, чистой и незатемненной? Благодаря чего он выбрал самое ужасное, грубое, тяжелое и мутное, при случае захотел развить тему о легком дыхании? Здесь позволено усмотреть то, что в художественном произведении всегда заложены кой-какие противоречия, некоторое внутреннее несоответствие между материалом и формой, кое-что автор подбирает как бы нарочно трудный, сопротивляющийся факты, такой, который оказывает сопротивление всеми своими свойствами старания автора проговорить то, что он сказать хочет. И чем непреодолимее, упорнее и враждебнее самоуправно материал, тем как будто оказывается он пользу кого автора более пригодным.

Та формальная сторона, событийная, направлена неважный (=маловажный) на то, чтобы вскрыть свойства, заложенные в самом материале, выставить напоказ жизнь русской провинциальной гимназистки до конца, умереть и не встать всей типичности и глубине, проанализировать и проглядеть события в их настоящей сущности. Каста событийность направлена в обратную сторону: к тому, чтобы пройти эти свойства, к тому, чтобы заставить ужасное апострофировать кого на языке «легкого дыхания», и к тому, чтобы житейскую бессмыслица заставить звенеть и звенеть, как холодный весенний хамсин. И преодолеть это сопротивление материала, расставить акценты автору помогает как название. Более подробно остановимся на названии. Оно делает возможным распеча самой важной темы рассказа и намечает ту доминанту, которая определяет на вывеску все его построение.

И вот такой доминантой данного рассказа и является «легкое дыхание». Оно является к самому концу рассказа в виде воспоминаний классной дамы о прошлом, о подслушанном ею если-то разговоре Оли с ее подругой. Этот болтовня о женской красоте, рассказанный в полукомическом стиле «старинных смешных книг», служит праздник катастрофой всей новеллы, в которой раскрывается ее доказанный глубинный смысл. Во всей этой красоте самое важное район «старинная смешная книга» отводит «легкому дыханию». «Легкое дух!

А ведь оно у меня есть, — ты послушай, вроде я вздыхаю, — ведь, правда, есть?» Мы словно будто слышим этот вздох, и в этом комически звучащем и в смешном стиле переданном разговоре автор этих строк вдруг обнаруживаем совершенно другой его смысл, читая заключительные катастрофические пустословие автора: «Теперь это легкое дыхание снова рассеялось в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре…» Сии слова как бы замыкают круг, сводя смерть к началу. Как много иногда может значить, каким огромным может казаться маленькое слово в художественно построенной фразе. Понятия Любви и Прелести раскрываются И. Буниным в противопоставлении: как не должно быть».

Литератор показывает, что является некрасивым, что нельзя прозвать Любовью, и дает возможность читателю понять это.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>